А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4

.Смирнов, Б.М. Теплое и др.).

С.Л.Рубинштейн, а потом и Б.Ф.Ломов исходили из того, что эта категория выражает два принципные мо­мента. Во-1-х, включенность психики во всеобщую вза А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4­имосвязь явлений вещественного мира Обосновывая это

48

положение, Рубинштейн вводил новый, онтологический план анализа психики, раскрывающий закономерности ее внут­реннего движения. Главным методом существования пси­хического полагался процесс. Во-2-х, источником мно­гообразного А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 содержания психологических явлений выступает окружающий человека мир, определенные происшествия его жизни. Отражая реальность, человек получает воз­можность ориентироваться в ней, выражать себя как цело­стность и регулировать свое поведение.

Так как отражение А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4, образы реальности не су­ществуют сами по для себя, а принадлежат субъекту — реально­му практическому существу, их содержание всегда оказыва­ется пристрастным, незеркальным. Конкретно субъект несет модус активности и играет роль интегрирующего А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 звена, которое соединяет воединыжды разные феномены психики и уровни ее организации. Воззвание к понятию «субъект» позволяло преодолеть сложившиеся в психологии противопоставления когнитивной и личной сфер психики, разрыв процесса отражения и его продукта, внешнюю А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 связь психологических явлений и предметно-практической деятельности.

Эмпирическая экспликация психологического как процесса была выполнена С.Л. Рубинштейном и его учениками на материале психологии мышления (Рубинштейн, 1958; I960; Славская, 1968; Брушлинский, 1979). Б.Ф. Ломов конкрети А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4­зировал схожие представления в экспериментальных ис­следованиях осязания, зрительного восприятия, памяти, представлений и антиципации (Ананьев, Веккер, Ломов, Яр­моленко, 1959; Андреева, Вергилес, Ломов, 1975; Ломов, Сурков, 1980; Ломов, 1991;). Эти работы позволили дать развернутую характеристику процесса психологического А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 отраже­ния и его связи с деятельностью.

Раскрыв с позиций системного подхода содержание уз­ловых образующих психологического процесса (его структуру, Функции, характеристики, механизмы, уровни организации, детер­минацию), Б.Ф, Ломов А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 (1984) определил базы сис­темной концепции психологического отражения. Конкретно с ней, а не с системным подходом в психологии как таким, со­относимы предметно-ориентированные концепции психи­ческого, а именно, теория деятельности (А.Н А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4. Леонтьев) и теория установки (Д.Н. Узнадзе).

49

В последние годы понятие «отражение» часто оказы­валось объектом критики за его типо реактивный нрав и конкретную связь с устаревшими формами идеоло­гии Но лингвистические А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 изыскания по поводу слова «отражение» (разить, раж и т п.) не достаточно что обосновывают либо опровергают, а отношение к определенной идеологии еще пока не является аспектом правды Понятие «отражение» фиксирует принципиальный для А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 психологии, неперестающий удив­лять момент бытия, представленность одной действительности в другой, в том числе мира в человеке. И Рубинштейн, и Ломов всегда считали в этой представленности активное творческое начало и никогда не сводили психическое А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4, со­знание к отражению Действительная трудность заключает­ся в том, чтоб «удерживать» психическое явление в един­стве его параметров и отношений, рассматривая сразу и как образ мира, и как переживание человека А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4, и как ре­гулятор его активности, и как свойство функционирующего мозга. Абсолютизация отражения (как это уже бывало в истории психологии) неизбежно ведет к гносеологизации чувственно-практических отношений человека с миром и А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 превращению их в безупречные формы (структуры индиви­дуального сознания)

Неувязка отражения теснейшим образом связана с про­блемой деятельности, приоритетная роль С.Л. Рубинштейна в постановке и разработке которой представляется несом­ненной. По существу все А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 выдвинутые им большие теорети­ческие идеи; принцип творческой самодеятельности (20-е годы), принцип единства сознания и деятельности, прин­цип детерминизма, сначала, касались практичес­ких отношений человека с миром.

Не без воздействия С.Л А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4. Рубинштейна Б.Ф. Ломов рассма­тривал деятельность в общественно-историческом ключе, фиксирующем одну из форм преобразования действитель­ности человеком. По его воззрению, деятельность должна ана­лизироваться как на уровне личного, так и на А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 уровне публичного бытия В деятельности же индивидума, который реализует определенную общественную функцию, психологию интересует не ее содержание либо структура сами по для себя, а личный план формы, виды, уровни и А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 динамика психологического отражения человека, модифицирующего бытие

50

Конкретно в деятельности психическое раскрывается как раз­вивающееся целое (система); сама же деятельность образует одну из главных детерминант психологических явлений.

В решении сложнейшего вопроса о соотношении А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 психики и деятельности Б.Ф, Ломов опирался на концепцию единства наружного и внутреннего (Рубинштейн, 1946, 1957), согласно которой психика не может рассматриваться как особенная (внут­ренняя, интериоризированная) деятельность, тождественная по собственному строению деятельности наружной. Во-1-х А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4, это порождает безосновательное удвоение деятельности, ее дубли­рование. Во-2-х, такая трактовка психики подразумевает идею интериоризации («вращивание» деятельности снаружи внутрь), механизм которой остается невыясненным В-тре­тьих, известные ■«феномены интериоризации» могут А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 быть интерпретированы в определениях динамики форм и уровней пси­хического отражения. Принципное решение вопроса за­ключается не в сведении наружное к внутреннему {или на­оборот), а в исследовании структуры и динамики психологических А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 процессов, которые регулируют ту либо иную деятельность.

Представления о психическом строении индивиду­альной деятельности были разработаны Ломовым на мате­риале исследовательских работ разных видов операторского труда (Ломов, 1966, 1991, Ломов, Сурков, 1980, Завалова, Ломов, Пономаренко, 1986). Он демонстрировал А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4, что персональная деятельность только компонент либо составная часть совмест­ной деятельности людей. Осознать персональную деятель­ность в целом — означает найти ее место в совместной деятельности и функцию данного индивидума в А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 группе. По воззрению Бориса Федоровича, исследования совместной деятельности позволяют заного подойти к анализу еди­ниц, структуры, уровней организации и развития деятель­ности, дать более глубочайшее осознание ее субъекта и функ­ций (когнитивной, коммуникативной и А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 регулятивной) пси­хики. Эти исследования подводили к психическому анализу другой очень принципиальной стороны людского бы­тия — к общению. Отношение человека к для себя схожему, раскрытое Рубинштейном в социально-философском А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 и эти­ческом планах, наполнялось Ломовым конкретно-психоло­гическим содержанием и получало статус основания психи­ческих явлений.

51

Резюмируя произнесенное, хотелось бы снова выделить близость, либо тесноватую связь концептуальных представлений 2-ух выдающихся психологов Ряд главных А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 теоретических положений, разработанных С.Л. Рубинштейном, играют роль основания, которое конкретизируется в методологических, теоретических, экспериментальных и практических исследо­ваниях Б Ф. Ломова и продуктивно развивается Совместно с тем, это не А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 снимает имеющихся различий и способности конструктивного диалога школ.

ЛИТЕРАТУРА

1 ^ Абулъханова-Слаеская К.А., Брушлинский А В. Философско-пси-

хологическая концепция С Л Рубинштейна М, 1989

2 Ананьев Б Г, Веккер Л М, Ломов Б Ф , Ярмоленко А А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 В Осязание

в процессах зания и труда. М., 1959

3 ^ Андреева ЕА., Вергилес НЮ, Ломав БФ Механизм элементар-

ных движений глаз как следящая система // Моторные ком­поненты зрения М , 1975, с 7-55

4 Барабанщиков В А- Неувязка психологического А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 отражения в трудах

Б Ф.Ломова// Психический журнальчик, 1994, №5, с 5-12

5 Барабанщиков В /4. Принцип системности в психической

концепции Б.Ф Ломова // Психический журнальчик, 1997, № 1, с 3-9

6 ^ Брушлинский А.В Мышление и прогнозирование М , 1979

7 Завалова НД, Ломов БФ А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4, Пономаренко В А Образ в системе

психологической регуляции деятельности М , 1986

8. Ломов Б Ф Человек и техника, очерки инженерной психология

М, 1966

9. Ломов Б.Ф Методологические и теоретические задачи пси-

хологии М , 1984

10. Ломов Б.Ф Вопросы А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 общей, педагогической и инженерной пси-

хологии М , 1991

11. Ломов БФ Системность в психологии М , 1995

12 Ломов БФ, Сурков ЕН Антиципация в структуре деятельно-

сти. М , 1980

13 Процесс мышления и закономерности анализа, синтеза и обоб-

щения / Под А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 ред С Л Рубинштейна М , 1960

14 Рубинштейн С Л Базы общей психологии М, 1946 15. Рубинштейн С Л Бытие и сознание М , 1957

16 ^ Рубинштейн С.Л. О мышлении и путях его исследования М ,

1958

17 Рубинштейн А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 С.Л Препядствия обшей психологии М , 1973

18. Рубинштейн С Л Принцип творческой самодеятельности // Воп­росы психологии, 1986, №4 с 101-107.

19 Славскоя К А Идея в действии М , 1968

20 Rieget К Toward a dialectical theory of development // Human

development. 1975, v 18, p 50-64

52

Д А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4.Б. Богоявленская (Москва, ПИ РАО) ^ ПРИНЦИП ДЕТЕРМИНИЗМА В ПСИХОЛОГИИ

Свою книжку «О мышлении и путях его исследования» С.Л Ру­бинштейн начинает словами о том, что теория всех яв­лений А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4, психологических в том числе, ставит для себя задачку вскрыть законы, управляющие этими явлениями. В базе каждой теории потому лежит то либо другое осознание детерми­нации соответственных явлений. Выступая против механи­стического осознания А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 детерминизма просто как наружного толчка, он считает, что формула закона должна определен­ным образом сопоставить наружные предпосылки и внутренние условия. Только средством таковой формулы можно опре­делить закономерность всех явлений.

Потому парадоксу инсайта («догадки», неожиданного А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 озарения, мгновение которого в принципе нереально про­гнозировать) С Л. Рубинштейн присваивал особенное, принципи­альное значение, справедливо рассматривая его как излюб­ленное пристанище индетерминизма. Это разъясняется тем, что инсайт обычно рассматривался как А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 явление, не обусловленное предыдущим ему ходом мысли.

Исследование «догадки», проводимое нами еще в 1958 г под управлением С .Л. Рубинштейна в рамках дипломной работы, позволило рассматривать ее как быстро кри­сталлизующийся А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 закономерный итог проведенного ана­лиза и закрывало эту лазейку. При всем этом, главное, выяв­ленная ранее детерминация мышления в процессе решения проблемных задач была всераспространена на творческий про­цесс в целом [7].

С.Л А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4. Рубинштейн охарактеризовывает ее емко и исчерпываю­ще: «. .Начальным в мышлении является синтетический акт — соотнесение критерий и требований задачки Анализ соверша­ется в рамках этого соотнесения и средством него... Переход от А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 1-го акта анализа к последующему определяется в каждом случае соотношением результата, приобретенного анализом на данном шаге, и оставшимися невыполненными требованиями задачки. Начальная детерминация процесса со­отнесением критерий и требований задачки, выступая по А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 ходу процесса всякий раз в новых формах, сохраняется (выде­лено нами — Д. Б ) в протяжении всего процесса» [6, с. 971

Вкупе с тем, как требование выполнено, исход­ная детерминация и стимуляция процесса исчерпана. Таким макаром, процесс А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 мышления вроде бы заперт в жесткое и ограниченное русло критерий и требований данной задачки, данной проблемной ситуации. Выход за ее пределы в рамках данного типа детерминации неосуществим Говоря, что «мыш­ление исходит из А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 проблемной ситуации», С.Л Рубинштейн подчеркивал, что «имея такое начало, оно имеет и конец» Но процесс мышления на этом может не обрываться. Вследствие этого выявленный механизм носит только част­ный нрав, так А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 как не разъясняет всей феноменологии творчества, а именно, явлений «спонтанных открытий», которые так и остались за пределами экспериментального исследования.

В этом случае можно гласить о том, что выявленная детерминация процесса мышления носила А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 относительно ли­нейный нрав При всем этом естественно, что С Л. Рубин­штейн осознавал всю сложность препядствия детерминации мышления и включения личности как целостной совокуп­ности внутренних критерий его протекания: «Исходная А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 тео­ретическая посылка о действии наружных воздействий через внутренние условия переводит исследование психологического про­цесса в личностный план» [6, с. 116],

В теоретическом плане это была поочередно прово­димая позиция: «На самом деле нельзя А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 выстроить ни учения о психологических свойствах человека в отрыве от исследования его психологической деятельности, ни учения о психологической деятельности, о закономерностях протекания психологических процессов, не беря во внимание их зависимости от А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 психологических параметров личности. Всякое противопоставление общей пси­хологии и некий от нее обособленной психологии лич­ности, которое время от времени у нас встречается, в корне ошибочно» [6, с. 125].

Но эта позиция в период 50—60-х А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 гг. не была реализована операционально. Это отыскало отражение в чле­нении Рубинштейном одного процесса мышления и воз­можности его анализа в различных плоскостях: «Мышление выступает как процесс, когда на фронтальном плане А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 стоит вопрос о закономерностях его протекания. Этот процесс членится на отдельные звенья либо акты (мыслительные деяния)..

54

Мышление выступает по преимуществу как деятельность, когда оно рассматривается в собственном отношении к субъекту и задачкам А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4, которые он разрешает. В мышлении как деятель­ности выступает не только лишь закономерность его процессуаль­ного течения как мышления, да и личностно-мотивацион-ный план, общий у мышления со всякой людской де­ятельностью А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4» [6, с 54]

Итак, при всем осознании трудности, многогранности причин детерминации мышления они оставались не вклю­ченными в процесс его детерминации — рассмотрение мыш­ления как деятельности не определяло динамику мышления как процесса.

Естественно, что переоценка А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 открытых ранее закономер­ностей вероятна только при движении к раскрытию следу­ющего слоя сути [5]. Чтоб выполнить целостную детерминацию мышления, нужно перейти к системной детерминации. Методологическое развитие ее мы находим у Б А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4.Ф. Ломова. Им сформулирован путь реализации систем­ной детерминации через выделение системообразующего фак­тора. Более того, им поставлены задачи того, как фор­мируется, чем детерминируется системообразующий фактор. По воззрению Б Ф Ломова А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4, системообразующий фактор фор­мируется и развивается в процессе жизни индивидума в об­ществе [5].

В качестве такового системообразующего фактора в наших следующих работах, проводимых в процессуально-дея-тельностной традиции школы С.Л А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 Рубинштейна, выступает способность к ситуативно нестимулированной продуктив­ной деятельности (ее синонимы: познавательная самодея­тельность, умственная активность, духовная актив­ность) [2].

Выделение такового фактора и создание способа его иссле­дования («Креативное поле», 1969 г А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4.) позволило развить, конкретизировать представление о нраве детерминации процесса мышления. Было установлено, что процесс позна­ния детерминирован принятой задачей (этот тип детерми­нации, как указывалось выше, получил полнокровную экс­периментальную реализацию в работах Рубинштейна) толь­ко А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 на первой его стадии Потом, зависимо от того, какую деятельность производит человек, рассматривает ли он

55

решение задачки как средство для воплощения наружных по отношению к занию целей либо оно само есть его цель А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4, определяется и судьба процесса.

В первом случае он обрывается, как решена задачка. Во 2-м, напротив, он развивается. Тут мы смотрим парадокс самодвижения деятельности, то, что Рубинштейн называл «героизмом и А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 мужеством познания», который при­водит к «взрыванию слоев сущего», выходу за границы за­данного и позволяет узреть «непредвиденное». В этом выходе за границы данного, в возможности к продолже­нию зания за рамками требований А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 данной (начальной) ситуации, т. е. в ситуативно нестимулированнои продуктив­ной деятельности, и кроется потаенна высших форм творчества, способность созидать в предмете нечто новое, такое, чего не лицезреют другие.

Снова подчеркнем, что А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 выявление парадокса «ситуа­тивно нестимулированнои деятельности* стало вероятным благодаря построению новейшей модели опыта, вызван­ной к жизни методологическими принципами, в их един­стве образующими разыскиваемый способ «Креативное поле».

В отличие от модели проблемной А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 ситуации, в какой идея движется вроде бы в одной плоскости (решение задан­ной задачки), модель должна быть большой, чтоб прояви­лась другая плоскость (место) для прослеживания хода мысли за пределами решения А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 начальной задачки. В этом качестве может выступать система однотипных задач, содер­жащая ряд общих закономерностей. Такая система задач обеспечивает построение двухслойной модели деятельности. 1-ый, поверхностный слой, — данная деятельность по решению определенных задач, и-второй А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4, глубинный слой, за­маскированный «внешним» слоем и неочевидный для испы­туемого, — это деятельность по выявлению укрытых зако­номерностей, которые содержит вся система задач, но открытие которых не требуется для их А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 решения. Требование решить задачку выступает в качестве стимула мыслительной деятельности до того времени, пока испытуемый не находит и не отрабатывает надежный и лучший метод решения. Предстоящий анализ материала, который не диктуется «ути­литарной» потребностью выполнить А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 требование (решить задачку), мы и называем образно вторым слоем. Так как

56

переход в этот слой осуществляется после требуемого реше­ния задачки по инициативе самого субъекта, то в этом и исключительно в А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 этом смысле можно гласить об отсутствии внеш­него стимула этой деятельности. Такая «бесстимульностъ» ни в коей мере не противоречит базовому положению об беспристрастной детерминированности психики: имеется в виду только отсутствие наружных требований и побуждений А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 в определенной ситуации на определенном шаге развития познавательной деятельности.

Экспериментальное подтверждение потенциального при­сутствия второго слоя в хоть какой деятельности снова под­тверждает представление С.Л. Рубинштейна о мышлении как зании, а А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 не просто решении задач.

Но познавательный поиск может стимулироваться не только лишь наружными требованиями, да и чувством неудов­летворенности плодами своей работы. Оно проявляется в ситуации, когда испытуемый не А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 обладает до­статочно надежным методом выполнения данной де­ятельности.

Мы желаем в особенности направить внимание на то, что наш подход просит сотворения критерий для исследования деятельно­сти, осуществляемой не как ответ на стимул. Реализация требования А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 (принципа отсутствия наружного и внутреннего оценочного стимула) вероятна конкретно в силу того, что 2-ой слой не задан эксплицитно (очевидно) в экспериментальной ситуации, а содержится в ней имплицитно. Он вызывается к А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 жизни и реально обнаруживает себя только как итог проявленной активности человека, настоящего механизма подлинно необычного результата, снимающего мисти­ческий нимб с явлений, которые ранее представлялись как спонтанные, ничем не детерминируемые.

Чем богаче 2-ой слой А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 деятельности, чем обширнее система закономерностей, чем более четко их иерархия, тем большей диаг­ностической и прогностической силой обладает определенная экспериментальная методика. Так как способности ис­пытуемого могут быть обнаружены только в ситуации А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 выхода за границы требований начальной ситуации, то «потолок» (ограничение) может и должен быть, т.к. способ ориентирован на выявление возможности к преодолению, снятию его. Струк­тура экспериментального материала должна А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 предугадывать

57

систему таких неверных, видимых «потолков» и быть более широкой, неограниченной. -«Отсутствие потолка» в экспери­ментальном материале (2-ой принцип способа) относится, естественно, не к раздельно взятому заданию, а к системе в целом, которая заключает внутри А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 себя возможность неограниченного дви­жения в ней. При всем этом такое движение по преодолению «ложных» ограничении, движение вроде бы по ступенькам, может быть шкалировано, что позволяет сравнить резуль­таты работы и обрабатывать их А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 не на базе среднестатис­тических либо экспертных личных оценок.

Без помощи других отысканная эмпирическая закономерность может не употребляться только как новый, собственный прием решения, а выступает в качестве новейшей трудности. При А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 всем этом отысканные закономерности подвергаются подтверждению пу­тем анализа их начального генетического основания. Тут мы в первый раз сталкиваемся с феноменом подлинного целепо-лагания. При всем этом действие индивидума приобретает А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 порож­дающий нрав и все более теряет форму ответа: его итог обширнее, чем начальная цель. Таким макаром, твор­чество в узеньком смысле слова начинается там, где перестает быть только ответом, только решением заблаговременно А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 намеченной цели. При всем этом оно остается и решением, и ответом, но совместно с тем в нем есть нечто «сверх того», что и определяет его творческий статус [3].

При рассмотрении постановки новейшей задачи как пре А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4­одоления целесообразной и проявления целеполагающей деятельности, мы не противопоставляем деятельность, пре­следующую итог, определенную цель, деятельности не­результативной. Это противопоставление «отчужденного» (по Марксу) труда, где труд только средство ублажения дру А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4­гих потребностей, труду творческому, где сам труд — выс­шая потребность. Вправду, само получение требуемо­го результата еще не обеспечивает творческого нрава деятельности. При ориентации на сам процесс установка на получение положительного А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 результата «снимается» в поступа­тельном развитии деятельности, т.е. отношение целесооб­разности врубается в более широкий контекст.

Выход в новое место, на новейшую делему через принятие и решение начальной задачки дает нам представле­ние о А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 подлинном развитии деятельности. Но это «самодви-

58

жение» деятельности не объяснимо только качествами ин­теллекта. Начальной догадкой, получившей свое подтверж­дение в тридцатилетнем опыте экспериментальных исследо­ваний, было предположение, что это свойство А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 целостной личности, отражающее взаимодействие когнитивной и аф­фективной сфер в их единстве, где абстракция одной из сторон невозможна. Это и есть разыскиваемый «сплав» способно­стей и личности, который дальше неразложим и обладает А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 свойством «всеобщности» [4, с. 16]. Это дает нам основание рассматривать его в качестве единицы анализа творчества.

Таким макаром, в исследовании парадокса продолжения мыш­ления за пределами начальной ситуации удалось, как нам кажется, выполнить переход А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 от многофункционального плана изу­чения мышления к личному плану в его целостности.

Подчеркивая внешнюю нестимулированность подлинно творческого процесса, мы не выводим его из-под деяния детерминации вообщем. Просто он необъясним из А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 последней, не порождается только ею. Естественно, наружняя детерми­нация всегда имеет место и провоцирует деятельность, но этим нельзя исчерпывающе разъяснить описанный чуть повыше парадокс. Он рождается не вопреки наружной детерминации и А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 не из нее, как раскрытие глубинных потенций личности, как внутренне детерминированное и в этом смысле свобод­ное действие. Подчеркнем, эта свобода не исключает внеш­ней детерминации, напротив, подразумевает ее, потому что всякая осмысленная деятельность развертывается А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 как целесообраз­ная. Как следует, продолжение мышления за пределами требований данной ситуации не есть полный произвол, а только то, что отношение человека к Миру опосредуется богатством его внутреннего мира А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4.

Только реализация в деятельности дела человека к миру (о чем гласил и С.Л. Рубинштейн) позволяет осознать логику самого процесса. Включив «отношение человека к миру» в логику процесса, мы тем выполнили пе­реход к экспериментальному А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 исследованию мышления как деятельности.

Выделение системообразующего фактора, структура ко­торого позволяет рассматривать его как единицу анализа творчества, открывает новый уровень рассмотрения заморочек мы детерминации творческого процесса.

59

Напомним, что к рубежу А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 19-20 вв. в историко-философ­ском анализе трудности верно оформились две тенденции. Одну из их представляют такие направления, как философия жизни, экзистенциализм, а другую — инструментализм, опе-рационализм, прагматизм и близкие к ним варианты неопо А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4­зитивизма. В определенной степени они послужили основой того разрыва в когнитивной и аффективной линиях психоло­гического анализа (закрепленного многофункциональным подходом), который повсевременно отмечался исследователями творчества.

Сущность этого противоборства коротко и А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 верно выражена М.М. Бахтиным, представителем гуманитарного подхода: «творчество не сводится к технике делания, а является ду­ховно-нравственным зарядом к действию» [1].

Так как «техника делания» выступала в качестве объекта исследования творчества естественнонаучного А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 (сайентист-ского) направления, то постановка вопроса о выявлении детерминант процесса творчества в его рамках была законо­мерна. Другой удел имел «духовно-нравственный заряд к дей­ствию»-. Невозможность экспериментального анализа этого парадокса в А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 рамках гуманитарного, культурно-историческо­го направления препятствовала постановке самой трудности выявления его детерминант.

Представляется, что наше осознание творчества созвуч­но позиции М.М. Бахтина. Способность личности к ситу­ативно нестимулированной продуктивной деятельности А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 — не просто проявление абстрактного познавательного энтузиазма, но нравственная интенция. Вправду, «самочинное» раз­витие деятельности, совершаемое вне утилитарной потреб­ности, по собственной воле, свободному выбору — это и есть про­явление подлинного субъекта деятельности.

Но А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 нам представляется, что, невзирая на, казалось бы, гуманитарный нюанс анализа задачи, он позволяет ■ рассматривать описанный нами процесс в качестве непо- ,jj средственного операционального «психологического напол-1 ц, нения* понятий творчества и даровитости А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4. ) |.

Способ «Креативное поле», не считая того, что он выявляет)^ способность субъекта к развитию деятельности за пределами ц начальных требований, позволяет кропотливо выслеживать И! * «технику делания», т.е. процессуальную составляющую твор->, чества. ».

60

Это находит А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 выражение в фиксации момента и нрава проявления познавательной самодеятельности, в детализированном шкалировании и иерархии всех методов действий в процессе овладения экспериментальной деятельностью и дальнейше­го ее развития.

Методики «Креативного поля А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4* позволяют на шаге овладения деятельностью оценивать умсгвенные возможности испытуемого как по характеристикам обучаемости: обобщенности метода деяния, его нрава, переноса, экономичности и самостоятельности, так и по степени сформированное™ опе­рационального и регуляторного аппарата: полноте анализа А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 критерий задачки, частичному анализу критерий задачки, пла­нированию (стратегии поиска), беспорядочному, направленному, хорошему.

Если испытуемый работает в опыте в рамках тре­бований предъявляемых задач (1-ый слой), то, несмотря на разную, даже высшую степень А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 удачливости, мы относим его к стимульно-продуктивному уровню умственной активности (ИА). Совместно с тем, высота ума и его культура, проявляемые в скорости и приемах овладения де­ятельностью в сравнении с отсутствием А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 возможности к развитию деятельности по собственной инициативе, не только лишь ха­рактеризуют операциональный состав процесса мышления, но выявляют также те мотивационные барьеры, которые тормозят его выход во 2-ой слой.

Если же испытуемый А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 в развитии начальной деятельности выходит за рамки ее требований, то мы относим его к эвристическому уровню ИА и констатируем наличие у него творческих возможностей. Стиль и метод овладения новейшей деятельностью А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 в опыте, время и динамика выхода во 2-ой слой — слой закономерностей, не требуемых для ре­шения предъявляемых задач, позволяют дать детализированный анализ всего процесса, его операциональный и мотивацион-ный состав.

Чем большее А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 число характеристик фиксируется экспери­ментатором, тем паче детализированный анализ предшествует выводам, тем он объективнее

Совместно с тем структура методик, обеспечивающая высо­кую валидность и прогностичность способа, имеет свою обо­ротную сторону в трудности и трудозатратности самой А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 про-

61

цедуры (полная процедура принципно индивидуально­го опыта представляет собой минимум 5 серий, за­нимающих в среднем от 20 до 40 минут) А именно, это отвечает одному из принципов способа1 продолжительности и мно А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4­гократности опыта, потому что только многократность тестирования может контаминировать воздействие привходя­щих причин и, главное, обеспечивает возможность овла­дения предлагаемой в опыте деятельностью Этот момент имеет принципное значение, потому что только при условии наибольшей А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 отработки испытуемым надежного метода можно судить о наличии либо отсутствии способ­ности к нестимулированному снаружи развитию деятельности, что отражает наше концептуальное раскрытие понятия «твор­ческие способности»

Все произнесенное позволяет осознать А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4, что неувязка сохране­ния полной инфы о работе испытуемого в экспери­менте животрепещуща, но связана с определенными трудностями. Решение этой, а заодно и ряда других заморочек мы лицезреем на пути формализации А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4, а потом компьютеризации методик «Креативного поля».

Опыт работы в данном направлении показал, что специ-фика экспериментального материала, связанного с работой испытуемого на соответствующем для ряда методик графическом поле, привела к необходимости отказа от обычного А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 для экспертных систем подхода и сотворения алгоритмического аппарата анализа нарисованных испытуемым геометричес­ких объектов.

На первом шаге компьютер вычисляет «идеальные «объек­ты*, то, что испытуемый проводит (чертит) на бумаге. Это дает возможность А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 избежать ошибок, связанных с работой «мышью». Потом совершенно точно определяются математические образы пос­ледующей стадии опыта. Деяния испытуемого клас­сифицируются по выявленному ранее набору обычных оши­бок.

1-ая версия программного обеспечения методики А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 показала, что методика плохо поддается нужной фор­мализации в рамках обычных языков программирова­ния. Потому для программирования методики на макро­уровне в текущее время разрабатывается особый

62

язык. Апробация компьютерного варианта показывает на его валидность А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4.

Сразу это направление работы позволяет дове­сти исследование и измерение «техники делания» до ее техни­ческой реализации в прямом смысле слова.

Таким макаром, мы можем констатировать действительность совмещения 2-ух планов исследование «техники А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 делания» и духовно-нравственного нюанса творчества, исследование мышления как процесса и как деятельности.

Факт преодоления стойкой традиции раскола в иссле­довании творчества мы сначала связываем с вы­делением системообразующего фактора, что отвечает А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 мето­дологическим требованиям выявления системной, целост­ной детерминации и валидного способа его исследования. Думается, что соответствие системообразующего фактора детерминации творчества единице его анализа, закономер­но в тех случаях, когда мы исследуем А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 целостный объект-Выделение «единицы анализа» творчества мы связываем с переходом от анализа, низших форм творчества — про­дуктивного мышления как решения задач, которое возмож­но в рамках поэлементного анализа, но которое А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 не позво­ляет перейти к анализу высших форм Анализ же высших, развитых форм творчества не только лишь просит, да и позво­ляет выделить разыскиваемую единицу. Это становится возмож­ным поэтому, что анализ конкретно развитых А. В. Брушлинский М. И. Воловикова - страница 4 форм творчества осуществим только при целостном, а не частичном описании процесса.

ЛИТЕРАТУРА

1 Бахтин ММ Эстетика художественного творчества Мт 1997

2 Богоявленская Д Б Умственная активность как неувязка

творчества РГУ, 1983

3

a-takzhe-tupokonechnie-igli-dlya-parenhimatoznih-organov-naprimer-pecheni.html
a-tavrovogo-secheniya-b-pryamougolnogo-secheniya-1-ploskost-dejstviya-izgibayushego-momenta-2-centr-tyazhesti-secheniya-rastyanutoj-armaturi.html
a-tensli-predlozhil-ponyatie-ekosistema.html